Главная » Обсуждения » Социальные проекты » Патриоты VS либералов на фоне кризиса капитализма.

Патриоты VS либералов на фоне кризиса капитализма.




Тип обсуждения - Прогнозы и Тенденции


Патриоты VS либералов на фоне кризиса капитализма.

Последнее время наметилась тенденция — общение патриотов напрямую представителями либеральных позиций.

Ярчайшие примеры — Н. Стариков в гостях у «Коммерсанта», М. Хазин у «Эхо Москвы».

Однако, возникает вопрос цели такого общения.

 


 

Можно ли переубедить взрослого человека?

 
Есть вещи в которых невозможно переубедить противника. Это мнения, мировоззрение, отношение к жизни.

Тем более, что в данной ситуации:

  • Возможно, они считают либеральный запад — примером для подражания, а противостояние ему кем-то (хотя бы в идейном смысле) — глупостью.
  • Их личное благополучие связано с определенной группой людей, так или иначе завязанных на Запад. Согласится с представлением о враждебности заокеанских партнеров для таких либералов — это неизбежный вывод о необходимости отказаться от своих житейских благ.
  • Возможно их благополучие связано с нанесением вреда своей стране и они вынуждены считать себя особенными, талантливыми, умными, удачливыми, волевыми, чтобы оправдать свой успех на фоне бедственного положения окружающих их людей.

Доказать им, что запад — это враг — это в конечном счете попытка доказать им, что они сами враги своей Родины.
 

О чем  стоит спросить оппонентов?

 
Поэтому говорить с ними можно только об одном — о их собственной судьбе и перспективе для их детей.

М. Делягин когда-то очень тонко заметил, что эти люди говорят, не «в МОЕЙ стране», а «в ЭТОЙ стране». Они не связывают свое будущее со своей Родиной. А какое будущее их ждет там, куда они так стремятся?
 

Война как «нормальное» средство…

 
На встрече у «Коммерсанта» с Н. Стариковым из уст одного из оппонентов прозвучало — «война — это обычный (нормальный) путь решения проблем». А какова судьба стран внутри которых проходит война как «обычное (нормальное)» средство решения проблем (конфликтов).

Каким образом война решает какие-либо проблемы кроме вопроса власти и права собственности? Как решаются войной экологические, технологические, климатические, социальные проблемы? Кто внутри войны может гарантировать себе благополучие?
 

Еще раз про «кровавый и деспотичный» режим…

 
Базовый постулат либеральной общественности — основа проблем у нас — это коррумпированная, деспотичная власть. И нельзя спорить, что у власти есть много недостатков. У любой власти. Всегда.

Однако по сути под обвинениями власти слышится другое — желание безграничной никем не ограничиваемой свободы. Есть такое мнение, что «свободная рука рынка», «прагматичный эгоизм» и «общественный договор» — сами собой могут все отрегулировать в обществе. И у некоторых возникает впечатление, что все представители государства — это жадные, властолюбивые повелители денежных потоков.

Вероятно, можно привести множество примеров, что именно происходит в обществе, когда уходит государственное управление. Это махновщина, откровенный бандитизм и криминал. Потому что интеллигентные, глубоко знающие историю философии интеллектуалы — это одиночки индивидуалисты, которые чаще всего в своей собственной среде договориться не могут. И очень быстро обнаруживают, что банды — это не выдумка МВД.

При этом совершенно иное — бандеровщина. Бандеровщина – это, прежде всего, не национализм, и не фашизм — это инструмент в руках тех, кто искренне считает войну «нормальным, обычным» способом решения проблем. Когда речь идет об индивидуальных интересах — это проявляется как братки из 90-х. В более развитой капиталистической системе — это спортивные (футбольные) клубы, принадлежащие олигархам (откуда такая единообразная благотворительность — не театры, не детские дома, не ВУЗы, а вот исключительно футбольные команды, возле которых обычно футбольные болельщики, хулиганы и криминал). А когда речь о более существенных вещах — тогда криминал нужно выкрасить в какую-то идеологию. Хотя по факту ни бандеровцы, ни немецкие нацисты — особого счастья своему народу не принесли.
 

Дровишки откуда?

 
Есть очень сложный вопрос на который необходим ответ — это судьба частной собственности в будущем устройстве общества.

Капитализм приходит к концу. Финансовая система управления достигла предела. Технологические, экологические, социальные проблемы — не решаются в рамках капитализма — у него иная цель. Цель предпринимателя внутри капитализма — получение прибыли — а за счет чего (например продажа вредных товаров, низкого качества, не удовлетворяющих потребности) — это не важно.

Теоретически предприниматель должен удовлетворять потребности своих клиентов. А практически нужно убедить клиента, что твой дешевый (а следовательно и не очень-то качественный) товар будет удовлетворять его потребности.

Есть люкшери сегмент. Но люкшери – это доли процентов рынка. Основная масса товаров — массовые. Невозможно чтобы все продавали богатым – богатство возникает на базе если бедных, то простых людей. Богатство не может существовать само по себе как сферический конь в вакууме. И тут главное цена. И вкладываться на десятилетия ради развития фундаментальной науки, разработки новых технологий, построения новых производственных мощностей — большинство не готовы. И единичные случаи обычно не выходят за рамки небольшого цеха по производству пельменей — это не открытие новых отраслей.

В большинстве случаев товары вокруг нас становятся все более и более некачественными. И это естественный процесс — не связанный ни с политикой ни с философией ни с мировоззрением. Максимальное извлечение прибыли на фоне естественной инфляции.

Вероятно, частная собственность была большую часть существования человечества. И в ближайшем обозримом будущем тоже останется.
 

Надуманная угроза?

 
И тем не менее есть отрасли в которых частная собственность не может существовать. В противном случае ресурсы определенного класса попав в частное владение очень быстро оказываются под контролем более сильных транснациональных группировок.

И вопрос не в американцах. До них были британцы. До них Нидерладцы, до них Испанцы, Еще ранее итальянцы (римляне). А когда-то и датчане (викинги, датские деньги), и вероятно никто не будет спорить с существование когда-то монголо-татар как одной из самых мощных сил влияющих на истории если не мира, то нашей Родины как минимум. Сегодня мы боимся монголов? Считаем ли мы, что Монголия сегодня играет решающую роль в судьбе нашей страны? Вероятно нет. Но когда-то было именно так, независимо от существования на тот момент либералов, монголофобов и конспирологов.

Есть отрасли — бюджетообразующие производства, природные ресурсы, образование, наука, медицина — которые отдельный собственник индивидуалист, и даже отдельная властная группировка внутри страны — не способны удержать под контролем. Владение этим сделает национальных владельцев мишенью для более крупных игроков. И в соперничестве с более сильными индивидуал или даже группа — проиграют. Отвоевать эти сферы способно только государство.

Какова роль отдельных собственников или группировок в рамках желаемого будущего? Это как раз вопрос требующий обсуждения.
 

Назад в социализм?

 
И насколько вообще возможна собственность производственные ресурсы? Тут ведь очень тонкая грань. С одной стороны если человек своим трудом заработал себе на маршрутку, столярный цех, кафе и т.д. — будет несправедливым даже поднимать вопрос о правильности этого.

С другой стороны, вероятно, есть математический предел того, что человек может заработать собственным трудом.

Дальше рост возможен только благодаря эксплуатации других. Или грамотной организации производства? Может же человек быть предприимчивым, иметь деловую хватку, волю, организованность, ум и т.д. — благодаря чему он руководитель и получает больше своих работников? Очевидно, что да.

Но и тут, вероятно, есть математический предел полезности навыков, знаний и личных способностей предпринимателя. Не будем цепляться за цифры пусть продуктивность конкретного человека в отдельном случае может бытьвыше на 30%, пусть даже 80%, а в отдельных случаях может быть и 300%, чем у других работников предприятия – но это не может быть бесконечная величина и она зависит от типа преимущества, которое имеется (знания навыки, волевые качества, организованность и т.д.)

И тем не менее, эта предельная точка существует. И при желании, смелости и честности возможно вполне прагматично её просчитать — долю вклада в общее дело собственника и его наемных работников.

Понятно, что в малом бизнесе прибыльность может быть такой, что предприятия просто выживают. И тем не менее и тут можно просчитать. Просто экономическая отдача труда может быть значительно ниже вполне адекватных потребностей. Просто тут вопрос скорее может стоять не о поиске математической модели личного вклада, а о поиске способов увеличения экономической эффективности предприятия (начинания) в целом.

Что делать с собственностью в тех отраслях, где прибыль собственника (за счет эксплуатации природных ресурсов, или созданных в СССР производственных мощностей) — несоизмерима с заработком рядовых сотрудников, специалистов и даже линейных руководителей.

И это не просто этическая, нравственная проблема. Это вопрос выживания всего общества.

Потому что можно выкачивать ресурсы и другие ценности за пределы страны. Но это:

  • лишает страну ресурсов для развития
  • приводит к социальным потрясениям
  • загоняет в технологические тупики
  • ставит по вопрос выживание как отдельных граждан, так и регионов и страны в целом

Как окончился феодализм и рабовладение — капитализм тоже конечен. Значит ли это возврат к социализму? Если думать, что единственно возможные формы это исключительно капитализм-социализм и то, что было раньше — то да. Но вероятнее нас ждет то, чего еще никогда не было. И это нечто будет более экономически эффективное, чем предыдущее. И да оно поменяет текущий формат собственности и выведет на ведущие решающие роли новых игроков.
 

Снова тотальная пропаганда?

 
Кроме того, есть идеологическая проблема.

Большинство либералов считает, что идеология — это глупость. Что каждый должен жить так как ему нравится и не нужно всех равнять под одну гребенку. В этом есть своя логика. И по сути это уже определенная идеология.

И эта идеология приводит к определенным результатам. И как не странно, хотя казалось бы свобода в идеологическом плане должна вести к расцвету ярких проявлений, творчества и идейному многообразию — бесконтрольность идеологии ведет к потребительскому обществу, разобщенности, идейной атрофии, деградации.

Где достижения науки в последние десятилетия? Где культурные события мирового значения? Где властители дум? Где писатели воодушевляющие современников на великие свершения?

Мир замыкается в личном комфорте. И не суть как важно какой набор будет: пиво и ТВ, бокал вина 1963 г. и элитные театр, фреш и сноуборд. Все крутится вокруг удовлетворения своих прихотей, получения удовольствия — и не создает ценности, а потребляет их.

Но куда может прийти общество которое ориентированно не на создание ценностей, а на потребление? Кто мечтает стать инженером систем водоснабжения, врачом гастроэнтерологом учителем младших классов?

И если в каких-то сферах отсутствие воодушевленных своим профессиональным занятием людей приведет к снижению качества, то в других отсутствие профессиональной среды ведет к отмиранию отрасли целиком.

И если в рамках балета — это просто обидно, то в рамках жизнеобеспечения городов, производственных процессов — это рано или поздно поставит страну под контроль тех стран у которых есть научная среда.
 

Зачем мешать человеку бороться за место под солнцем?

 
Но есть еще и проблема буржуазного мышления. Именно оно во многом является основой капиталистической системы. И все бы хорошо, но оно неизбежно ведет к тому, что среди среды собственников выделяются более агрессивные, готовые к любым действиям в борьбе за личные блага.

Можно допустить, что это нормально, что это как раз и есть целебная конкуренция, которая отрегулирует общество наилучшим образом.

Но если внутри человека живет жажда любым путем добиваться жизненных благ (которые уже могут быть находятся очень далеко за рамками адекватных витальных, социальных и других потребностей) — это овсе не значит, что внутри него точно также вшит уголовный кодекс. И даже самый идеальный закон никогда не может описать жизнь в обществе так, чтобы обеспечить полную справедливость и защиту интересов всех людей. Есть такая поговорка: «Право существует для того, чтобы обходить закон слева».

Идет повышение ставок в конфликте. И рано или поздно человек подходит к грани «тварь я дрожащая или право имею». И то перейдет человек эту грань или нет определяется не Уголовным кодексом, а внутренним содержанием человека. Это не уголовный кодекс совершает преступления, не светофор давит пешеходов — а человек.

Можно надеяться, что неотвратимость наказания, и осознание существования закона будет ограничивать людей. Но закон на практике к преступникам применяют тоже люди. И если внутри этих людей жажда красивой жизни, успеха, признания, денег, комфорта, удовольствий — то совершенно не трудно предположить к чему это приведет.

И страх наказания никак не поможет. Китай никто не упрекнет в мягкотелости — они жестко расстреливают своих коррупционеров. Значит ли это что в Китае нет взяточников?
 

Как же бороться с взяточниками?

 
Кому из предпринимателей нравятся государственные мздоимцы? Но любой держиморда и казнокрад — это отражение общества исповедующего потребительские ценности.

Если чиновник разделяет буржуазные ценности — что он будет делать на своем хлебном месте — защищать интересы предпринимателей или свои собственные? Если предприниматели не то что интересы своих сотрудников зачастую не защищают, а и в рамках конкуренции не готовы объединяться и защищать интересы своей отрасли, если предприниматель борется за личную выгоду любой ценой — почему чиновник должен защищать что-то кроме своих интересов?

Именно поэтому, если поэтому нужно сознательно строить идеологию внутри государства, формировать моду на созидание, бороться за добрые мысли внутри каждого человека — иначе никакие законодательные меры, протесты и разоблачения  не помогут.
 

Строить или разрушать?

 
И кроме того, что повышение ставок в борьбе за блага приводит рано или поздно к криминалу, а в отдельных случаях вполне ожидаемо и к фашизму, гражданским противостояниям, войнам и т.д. Кроме всего этого есть еще одна проблема, которая неизбежна в рамках буржуазного мышления. Собственник развивается, растет. И ему хочется большего. С экономической точки зрения наиболее прибыльны — продажа наркотиков, оружия, проституция, работорговля. Предположим, что успешный бизнесмен истошно боится наказания и не идет по этой дороге. Какой путь у него остается, что наиболее прибыльно? Добыча природных ресурсов, грязные производства, фармацевтика и т.д. И оказывается, что это бюджетообразующие отрасли государства. И получается, что успешный бизнес стремится взять под контроль стратегические отрасли государства. А как только эти отрасли окажутся под контролем частников — самих частников возьмут под контроль более серьезные структуры. И от них этого частника уже государство защитить не сможет.

Потому что частник борется с государством и стремиться отобрать у государства источники обогащения.

И это открывает еще один сложный вопрос — отношение предпринимателей и государства. Вероятно если задать вопрос в лоб — многие бизнесмены выскажутся как то вроде того, что они де не против государства — главное, чтобы оно вело себя тихо и им не мешало.

Но за этим скрывается намного большее. И центробежные и центростремительные силы в том числе. Потому что по большому счету — либо ты строишь свою страну, либо борешься с ней. И отговорка, что моя страна — это моя семья о которой я забочусь — это не ответ. Есть серьезные угрозы с которыми невозможно справится с такой позицией. И рано или поздно проблемы, которые ты считаешь плодом болезненной фантазии патриотов неизбежно коснутся и твоей семьи. Государство и существует для решения проблем, которые не подсильны нам по одиночке.

Кроме того, можно конечно ставить себя в оппозицию существующему режиму и считать, что все проблемы вызваны теми кто у руля сейчас. Но в конечном счете государство это не только власть, это и оппозиционеры тоже. Смена исполнителей в текущей системе — ничего не изменит. Менять нужно систему. И это не значит, что для этого нужно все сравнять с землей.
 

Так какое же оно будущее?

 
И тем не менее это не значит, что все к чему мы привыкли в этой жизни подлежит уничтожению в будущем формате общественного устройства.

Зерна будущего всегда находятся в настоящем. Все наиболее здоровое эффективное, целесообразное перейдет в будущее. А болезни текущей системы ведения хозяйства должны быть преодолены.

Людей невозможно переубедить, демонстрируя свою точку зрения. Но им возможно задавать вопросы.

И даже те с кем мы не согласны могут оказаться нам очень полезны. Иногда даже больше чем наши единомышленники. Как минимум если не обогащая нас представлением о будущем, то помогая нам лучше понять их самих, их мотивацию, ценности, страхи и ожидания.


Метки: , ,



Добавить комментарий

Вы должны быть авторизованы для комментирования статьи.